Новости логистики

 

 
26 Января, 2012

А. Онищук: Тема таможенного урегулирования крайне важна для бизнеса

Александр Онищук, президент ассоциации РАТЭК:

Тема таможенного урегулирования крайне важна для бизнеса, для инвесторов. Российская таможня за последние годы изменилась кардинально. Давно канули в Лету времена «чёрного» импорта. Сегодня ни перед рынком, ни перед таможней больше не стоит задача борьбы с массовой контрабандой. Вызов сегодняшнего времени – сделать импорт понятным, прозрачным, простым, быстрым, предсказуемым, высокотехнологичным. Хотя на деле мы не до конца ощущаем смену формаций. Мы по-прежнему зачастую рассматриваемся не как партнёры, а как потенциальные нарушители.

В докладе Эльвиры Сахипзадовны есть информация о 409-м законе – это декабрьская поправка в КоАП, которая усиливает ответственность за неточности в заполнении декларации. Мы теперь будем штрафоваться не только за указание неправильных сведений, которые повлияли на уменьшение таможенных платежей, но и за сведения, которые могли бы послужить уменьшению таможенных платежей. Причём штраф увеличился значительно.

Нельзя оценивать деятельность таможни в отрыве от тех задач, которые она выполняет. Фактически сегодня государство ставит перед таможней в качестве основной цели сбор средств в бюджет, отсюда и характер мер таможенного регулирования. Они, по большому счёту, не направлены ни на упрощение, ни на ускорение таможенного оформления, они направлены на выбивание денег из участников ВЭД путём корректировок таможенной стоимости, затягивания оформления, классификационных решений и прочих мер.

Приведу яркий пример из практической жизни. На Шереметьевской таможне предлагают классифицировать планшетный компьютер, у которого ставка 0 процентов (а мы понимаем, что от таких предложений отказываться нельзя), как навигатор – со ставкой 5, а навигатор, как телевизор, со ставкой 15. Особый случай – классификация электродвигателей для производства бытовой техники. В стране есть несколько инвестиционных проектов, которые успешно работают, это зарубежные компании: итальянские, корейские, турецкие. Так вот они повсеместно сталкиваются с вопросами классификации электромотора, который крутит эту стиральную машину. Разница в таможенной пошлине – 15 процентных пунктов, это огромная разница. И перебороть таможенные решения практически невозможно никак.

Мы не призываем нивелировать интересы государства в части взыскания пошлин и налогов, но решать эти задачи следует путём перехода на применение средств контроля на основе методов аудита и управления рисками. А таможенный аудит таможенной инспекции сегодня неэффективен и нерезультативен, поэтому все усилия концентрируются не на постконтроле, а на таможенном оформлении, на ввозе товаров, отсюда и досмотры, и корректировки таможенной стоимости, отсюда пресловутая система управления рисками, которая также недостаточно эффективна, не подлежит оценке, анализу, экономически не обоснована.

Зачастую масса усилий таможенных органов сводится к незначительным успехам. Приведу пример. По данным ФТС, в 2011 году была досмотрена 181 тысяча партий товаров. Сумма наложенных штрафов составила 2 миллиарда, это 11 тысяч на каждую проверку. Мне кажется, что усилия таможенников стоят гораздо дороже, чем те деньги, которые получаются по итогам проверок.

Для инвесторов принципиально важно и быстро, и с меньшими затратами проходить таможню, для этого предусмотрена специальная упрощённая процедура – институт уполномоченного экономического оператора. К сожалению, из всех предусмотренных упрощённых процедур сегодня работает лишь одна – хранение товаров на собственном складе, остальные пока ничем не отличаются от обычного декларирования, не дают никаких преимуществ.

С 2002 года внедряется процедура электронного декларирования. Стоит отметить, и это правда, что ФТС – одно из самых активных и одно из самых передовых ведомств в вопросах автоматизации, но тем не менее электронное декларирование – это упрощение, ускорение, удешевление таможенного оформления, исключение человеческого фактора, дистанцирование таможни от бизнеса – эффективно не работает. Процедура до сих пор не стала популярной, так как электронная декларация пригодна только для таможни, для налоговых, банковских целей она не применяется, там нужна бумага. И здесь импортёры и ФТС стали заложниками ведомственной несогласованности, к сожалению.

Что касается Вашего вопроса о дополнительных документах при электронном декларировании, я поясню, что имеется в виду. Если идёт через границу товар, который подлежит особому контролю, то есть товар, входящий в профили риска, то нужны дополнительные документы для того, чтобы таможенник уяснил, что это за товар, почему такая цена, почему цена ниже риска.

Д.МЕДВЕДЕВ: И такие документы предоставляются только в бумажной форме?

А.ОНИЩУК: Да, причём значительная часть товаров идёт как раз по рискованным контрактам, то есть цена ниже, чем предусмотрено профилем риска.

Нас крайне волнует конкурентная среда, прозрачность и предсказуемость в околотаможенной сфере. Неприятный случай произошёл в своё время с платёжной системой «Таможенная карта». Участники этого в одночасье столкнулись с серьёзными трудностями, понесли убытки из-за прекращения приёма платежей через эту систему, а объяснения случившегося, к сожалению, не выглядели убедительными. Реализация концепции переноса оформления на границе, закрытие обустроенных таможенных постов зачастую проходили в приказном порядке, неожиданно для участников бизнеса. Те поручения, которые Вы планируете дать, крайне важны для нас.

Вызывает обеспокоенность конкурентная среда на брокерском рынке. Всё большую долю занимает государственная, то есть аффилированная таможенная служба, брокер РОСТЭК. Мы считаем, что лишь здоровая конкуренция является залогом прозрачности и эффективности рынка околотаможенных услуг.

Для нормализации инвестиционного климата необходим ряд решений в таможенной сфере, которые не будут реализуемы без перефокусировки задач таможни с фискальной на задачу содействия развитию торговли, упрощению и ускорению оформления. По нашему мнению, следует провести следующие мероприятия.

Информационные технологии должны заработать, пришло время отказаться от предоставления бумажных копий и различных документов, выдаваемых бизнесу: это лицензии, сертификаты, декларации. Давно пора создать и использовать соответствующие электронные базы данных, базы, доступные для таможни, налоговой службы, импортёров, потребителей, для всех заинтересованных лиц. Такой пример есть, на сайте Комиссии таможенного союза прекрасно работает электронная база нотификаций. Нотификация – это объявление импортёров о содержании криптографии и иных товарах. Она открыта для всех: для импортёров, для таможни – и нет никаких проблем с этим вопросом. Почему до сих пор это не распространено на другие документы – непонятно.

Необходим экспертный анализ практики применения упрощённых процедур, результаты которого должны были бы лечь в основу решения на уровне Комиссии Таможенного союза и ФТС. Цель – упрощённые процедуры должны применяться и на деле упрощать таможенный процесс. Следует установить ответственность таможенных органов за действия или бездействие, приведшие к убыткам участников ВЭД. Это будет прекрасным стимулом для создания адекватной и обоснованной системы управления рисками. Следует привлекать экспертное сообщество к классификации сложных товаров. Очевидно, что таможеннику непросто разобраться в этом, мы можем создать какой-то экспертный орган, который помог бы определить, что это за товар, навигатор это или всё-таки компьютер.

И ещё ряд внешнеэкономических тем, которые напрямую не имеют отношения к таможне, но крайне важны для инвестиционного климата. Параллельный импорт. Сегодня в Таможенном союзе, так же как в Европейском сообществе, действует так называемый региональный принцип исчерпания права, то есть ввоз брендированных товаров возможен только с ведома правообладателей. Антимонопольное ведомство в этом усматривает определённые угрозы для конкуренции и на протяжении полутора лет обсуждает вопрос о легализации параллельного импорта. Сегодня вопрос рассматривается в Правительстве. По нашему мнению, легализация параллельного импорта крайне ухудшит конкурентную ситуацию внутри страны и негативно отразится на всех инвестиционных проектах, прежде всего производственных.

Поясню, завод «Самсунг» производит электронику в России, рассчитывает свой план, формирует цены, и тут пошёл вал из Арабских Эмиратов, других стоков такого же «Самсунга». Конкурировать с этими товарами будет практически невозможно. Крайне непрозрачна и необоснованна процедура оформления товаров, содержащих криптографию и относящихся к категории «Специальные технические средства». Это прежде всего товары информационных технологий, индустриальные компьютерные комплексы, товары массового потребления. Мы надеемся на помощь Минпромторга и ФСБ в решении вопросов совершенствования и упрощения таможенных процедур. Вопросы назрели, их надо решать.

И последнее. На деле сегодня полноценного единого экономического пространства для импортёров пока не существует, так как таможенное оформление можно осуществлять лишь в стране, резидентом которой ты являешься. Когда у импортёра появится право выбирать страну оформления, таможенные ведомства Таможенного союза начнут конкурировать между собой, как известно, только на пользу общему делу.

Итоговый вывод, который я бы хотел сделать. Сегодня в целом таможню нельзя назвать угрозой для благоприятного инвестиционного климата в стране, но, к сожалению, и помощником бизнесу она пока не стала. Таможенный климат зависит от государственных стратегий, от решений на уровне Таможенного союза, Правительства, министерств. Вопрос надо рассматривать в комплексе. А от ФТС мы прежде всего ждём экономической обоснованности решений и реальной оценки эффективности принимаемых мер администрирования. Большое спасибо.


"kremlin.ru"

Поделиться:
ВКонтакте